Thursday, January 11, 2007

Добрые Инвесторы, Чужие деньги и Cыры

В последнее время очень много говорят, пишут и обсуждают про инвесторов и инвестирование в ИТ. На слуху у всех сделка Softkey и IBS, а Андрей Зотов на ITBlogs TV дал Михаилу Елашкину отличное интервью, которое и спровоцировало все нижеследующие рассуждения. Конечно, ведь когда видишь, как лидеры бизнеса что-то делают, вполне естественно захотеть «построиться» в очередь за ними и отхватить кусочек. Прямо mainstream?

Но нет ли здесь собирательного эффекта очереди (раз все берут, значит и я постою, вдруг пригодится), чужих денег (в долг берешь чужие, а возвращать... не надо?!!) и бесплатного сыра (известно где)?

Отходя от красивых литературных сравнений, зададимся простым вопросом – единственный ли путь для ИТ-предприятия развиваться это найти инвестора на определенном пути? Ок, с точки зрения консалтеров все выглядит замечательно: правильная exit strategy, увеличение стоимости компании, а далее IPO, взлет на NASDAQ и.... ух, нирвана.

Некая собака, как мне кажется, зарыта в том очевидном и потому не часто упоминаемом факте, что компании не равны людям в компаниях. Компании вообще были придуманы в Англии (если я правильно путаю), чтобы предпринимателей в случае банкротства не сажали в долговые тюрьмы, а банкротили их компании.

Обратной стороной этого отчуждения является то, что основатель компании и тем более ее работники могут не только не увидеть особых окончательно-денежно-материально-выгодных результатов от инвестирования а, наоборот, получить дополнительный объем работы, кучу challenges и т.д. и т.п., чтобы оправдать высокое доверие инвестора и его деньги. И вопрос, будет ли пропорциональна эта новая нагрузка полученным выгодам.

Грубо говоря, инвестор рассматривает покупку компании не в смысле передачи пачки банкнот в обмен на печать и документы, а в смысле применения к этому участку работ методов особо глубокого бурения. Причем для ИТ-компаний, особенно обладающих узкой специализацией, большой проблемой является связанность производственного процесса с людьми, которые трудно масштабируются под глубокое бурение.

Да, эту связанность пытаются уменьшить при продаже бизнеса (как в примере, который привел Андрей Зотов в своем интервью с системой для отелей – документируют процессы), но сделать это чертовски трудно, особенно для неординарных компаний: ведь одно дело оффшорная компания с поставленной методологией, желательно состоящая из исполнительных и работящих (и непьющих) программистов и архитекторов, которая занимается адаптацией и развитием очередной CRM-ERP-системы со определенной спецификацией и примерно понятной областью применения, а другое дело высокотехнологичная компания, где на освоение наработанной кодовой базы в десятки мегабайт нетривиального кода у хорошего разработчика уходит как минимум год (прежде чем его допускают к контрибуции кода). Или компания, в которой продажи в государственный сектор, скажем, построены на хороших личных связях (ну, сидели вместе за партой с главным заказчиком... или просто сидели).

Поэтому обычно ИТ-компания покупается вместе с ключевыми людьми и командой.. И одно дело, если команда участвует в «распиле» прибылей (в виде выплат или менее осязаемых морковок в виде stock options), а другое когда на ее плечи ложится тяжесть освоения инвестиционного бюджета – т.е. обучение и адаптация новых людей, документирование новых (или старых) бизнес-процессов.

Конечно, все это можно организовать, поднапрячься владельцу-организатору продаваемого бизнеса, мотивировать управленцев и даже программистов (если бизнес сильно зависит от технологий), но вот вопрос – это точно лучший выход?

С давних времен во всех книгах по консалтингу приводится пример, что некая компания провела обследование своих организационных процессов и без всякого внедрения CRM и т.д. сразу улучшила свои показатели! А когда внедрила рекомендованные консультантами программные продукты, то вообще всех конкурентов разорвала...

Так вот – не получится ли, что применив ту же энергию, которую потребуется применить в случае привлечения инвестиций, можно добиться лучших (и, что немаловажно, единолично используемых) результатов? Может, нужда в абсолютно необходимых инвестициях может быть покрыта кредитами малому бизнесу или займом у бабушки (под ее квартиру на Остоженке)?

Другими словами, инвесторы не для всех. Причем это сами инвесторы говорят – мы, дескать, не всех берем, отчего возникает ощущение, что берут они лучших, а мы что ж, лыком шиты? Но дело в том, что «не для всех» означает набор граничных условий, и не только снизу (у вас плохо организованная компания, не дадим денег), но и сверху (нет, у нас слишком хорошая компания, мы и без вашего «сыра» обойдемся).

Да и продаваться в целом или по частям... Как это не по-нашему, а? Хата маленькая да моя?

Post a Comment