Friday, December 11, 2009

Трое в серверное, не считая админа 2.0. Глава 3. Пропажа, поиски и находка

Так или иначе, уже шел второй час ночи, и жутко хотелось спать. Миша все также сидел в туалете и молчал, в одиночестве переживая душевный кризис, связанный с переходом в оффлайн всех его контактов.
- Надо дежурить, - многозначительно сказал Сергей
- Да, с Мишей надо держать ухо востро, - согласился Кирилл, - Лось здоровый, кто его знает, что ему в голову придет.

Мы бросили жребий путем выбрасывания пальцев (до сих пор не пойму, как это работает, но всегда стараюсь делать вид, что понимаю). Мне выпало дежурить последним, под самое утро, а первым заступил на вахту Сергей.
Он поставил под дверь туалета железяку, когда-то отломанную от серверной стойки (чтобы упала, если откроется, как он объяснил), а сам уселся в кресло, которое поставил прямо напротив двери туалета.
Мы с Кириллом разложили все те же фуфайки, сгребли проводов помягче, и легли спать.

Я обычно сплю на новом месте плохо и очень чутко, и сразу просыпаюсь, если что не так, но в этот раз, похоже, нервы потребовали длительного отдыха. Проснулся я неожиданно хорошо выспавшимся и отдохнувшим, дома так не всегда выспишься. Если бы не дикие крики Кирилла «Пропал!», я, может быть, и повалялся бы тут пару часов.

Освещение в этой локальной бетонной флуктуации было искусственное, и день от ночи никак не отличался, поэтому пришлось посмотреть на часы, чтобы понять, что о третьей вахте речь не идет: было уже около половины десятого.

Мои товарищи проснулись и были чем-то сильно встревожены.
- Миша пропал! Напрочь исчез!, - Сергей был похоже расстроен, но, судя по заспанному виду, тоже неплохо выспался.
Дверь в туалет была открыта.
Я скорчил было рожу, что, дескать, проспал, и не сработала сигнализация, но Сергей горячо запротестовал – железяка стояла, дверь была прикрыта, а внутри – никого нет!

- А серверную проверили? Может он просто ушел? – я прямо вошел в роль следователя, как Кирилл взял меня за плечо и показал в угол, где стоял холодильник…. Раньше стоял, то есть – а теперь холодильник исчез!
- Вот где мистика, - Кирилл покачал головой, - Холодильник неподъемный, в одиночку его никак не упрешь.
- Мистика есть недостаток знаний, - не удержался я чтобы процитировать кого-то из классиков марксизма-ленинизма, - Надо искать дырку или люк, наверняка что-то есть. Ну или приходили какие-то люди и уперли холодильник.

Я сам понимал, что несу чушь, но не мог остановиться. Миша мог бы уйти, но холодильник-то зачем с собой брать?
Я попытался представить себе картину, как четверо здоровенных грузчиков на цыпочках пробрались к нам, освободили Мишу и, также на цыпочках, вынесли холодильник… оп-па, а люк то узковат, «Зил» туда никак бы не пролез.

-Давайте искать другой люк, - сказал Сергей. – По-другому никак.

И мы принялись искать. Для начала мы ощупали и простукали туалет.
Тут нас ожидал сюрприз – за бачком в целлофановом пакете, завернутый в бумагу-промокашку, лежал мобильник.
По виду это была обычная Nokia E71, такая же, кстати, как у Пети Внукова, однако вместо надписи Nokia на телефоне была надпись Fakia.
- Хм, - сказал Кирилл, - Я тоже не люблю Нокии, но обзываться-то зачем.

Мы внимательно изучили надпись – похоже, она была заводская, или, по крайней мере, так тщательно вытравленная, что невооруженным взглядом отличий не видно.
Я попытался включить телефон, но безуспешно – он был полностью разряжен. Ради интереса я воткнул в телефон кабель микро-USB и поставил его на зарядку, воткнув в ближайший сервер.

Затем мы продолжили поиски – закончив с туалетом, мы перерыли кучи кабелей и запчастей в комнате.
При этом поднялась такая густая пылища, состоящая из скатанных комков пыли (один мой знакомый админ, склонный к поэзии, называл их «котятами»), что стало ясно – Миша ушел каким-то другим путем, не вызывающим подобных землетрясений и извержения вулкана. И как-то упер с собой холодильник. Шайтан просто, а не системный администратор.

Мы обстукали все стены, подергали и чуть ли не обнюхали все вентиляционные решетки, как в «верхней комнате», так и в серверной. Все было бесполезно, Миша и холодильник как сквозь стену просочились, исчезли без следа. Точнее, от него остался след – его заблокированный (черт, не уследили!) ноутбук, который так и стоял на том же месте, огромные колонки, и база от беспроводных наушников KOSS. Наушники, похоже, так и остались на Мише.

Не найдя выхода и изрядно утомившись, мы вернулись в верхнюю комнату, где было хотя бы тепло.
- Время уже почти обед, а мы не завтракали, - сказал Сергей, поглаживая урчащий живот., - Где Шеф, почему нас не начали искать? Отчет-то вчера не дошел.
Я был настроен более скептически:
- Наверняка шеф набрался вчера и проснется к вечеру, и ему тем более будет не до серверных и отчетов.
Мы помолчали, потом Кирилл расстроено сказал:
- Внуков теперь обязательно это использует против нас. Сидим тут как идиоты… Смешно же рассказать.
-А он-то тут причем?, - заинтересовался Сергей

-Ты знаешь, что он сказал на совещании, когда его назначили прокьюграммором? – спросил Кирилл, - Он вышел вперед и сказал, что расшевелит болото отсталых программистов, и научит, как правильно надо работать и вообще, пора сделать шаг вперед и сделать из разработки ПО настоящее промышленное предприятие, а не развлечение для ушибленных.
- Что это за проку… прокьюграммор? – спросил я, - Прокурор-программист что ли?
- Кто же его знает, - пожал плечами Кирилл.

Мы помолчали, обдумывая вялотекущие интриги внутри нашей конторы. Хотя наш отдел сохранял вооруженный нейтралитет, понимание ситуации было необходимым условием выживания.

- Давайте попробуем пройтись еще раз по всем сообщениям, которые мы оставили вчера в инете и проверить, как обстоят дела, - прервал размышления Сергей, - Может, найдется в инете хотя бы один умный человек, позвонит на охрану? Не может же быть, что в инете одни идиоты собирались?.

Кажется, я уже говорил, что Сергей большой оптимист? Мы одели свои фуфайки и спустились в серверную (предусмотрительно заблокировав люк «лестницей» - хотя Миши не было, вдруг он вернется обратно, и кто знает, что придет ему в голову), и произвели ревизию результатов от оставленных нами призывов о помощи.

Максимальный эффект дал, конечно, ЖЖ. Не в смысле полезности, а в смысле громкости. Пользователь 3vservernoy набрал почти две сотни френдов, которые занимались в основном том, что изгалялись друг над другом. Появились пользователи 1vservernoy, 2yvservernoy, и еще с десяток клонов, которые рассказывали всякие небылицы про жизнь в серверной, в основном с сексуально-извращенным уклоном. Короче говоря, в ЖЖ творилось черте что. Впрочем, как и обычно.

Но не лучше была ситуация на blogspot. Какой-то нехороший человек подобрал пароль и стал публиковать ролики ютуба с любительской съемкой снятой в какой-то (явно не нашей) серверной.

Ролики прозрачно намекали на гомосексуальный характер отношений запертых в серверной.
Человек обвешал весь (бывший) наш блог баннерами и АдСенсом и радостно потирал руки, глядя на счетчик извращенцев, которым уже не достаточно было Дома-2, и им хотелось горяченького, прямо из Серверной-2! Вот так гребаный спрос рождает гребаное предложение, как говаривал Сет Годин.

Нашлись какие-то доброжелатели, которые «пробили» телефон по базе и выяснили, что он якобы зарегистрирован на ЧОП, якобы близкий одному из опальных экс-олигархов, находящемуся вроде бы под следствием, и потому отсиживающемуся в Лондоне, отчего огромное количество народа написало комментарии «Так вам и надо, не будете продавать дерьмовые телефоны».

История даже вылилась за пределы интернета: прошло два флэшмоба: один на Третьяковской станции метро в Москве и один в Питере на Дворцовой – собравшиеся, человек 50, дружно присели на корточки и одновременно одели полосатые шапочки.
Милиция задержала 2-х особо пьяных участников, которые объявили себя представителями партии «Сервера России», отчего по всему ЖЖ ползли слухи о кровавой гэбне, расправившейся с серверными братьями. Юзер 1vservernoy объявил о сборе средств на нашу защиту, пара зарубежных правозащитных организаций выпустила осторожные заявления с осуждением притеснения серверных народов.

Один возмущенный депутат выступил по телевидению с требованием прекратить "интернет-хулиганство" в его блоге:
- Мне из какой-то серверной написали, чтобы я позвонил по какому-то номеру, а меня там послали на, извините, хелп-деск. Не по-русски послали, я простой человек, я по-русски бы понял, а извращенно прямо таки, какая-то тетка, даже не живая, то есть механическая! Я ей так и сказал, что я депутат, но она только посылала и посылала! Да, идите на хелп-деск, так и сказала.

Проправительственные сайты выступили с резким осуждением действий «сетевых анархистов», призвали разыскать «негодяев в серверной, организующих акции неповиновения», и милиция тут же провела обыски в офисах ряда хостинговых компаний.

Но среди тучи комментов от гомофобов, гомофилов и защитников прав сисадминов (которые занимали некое третье положение, часть их них вообще требовала признания сисадминов отдельным биологическим видом) нашлась ветка, в которой несколько человек сообщили, что позвонили по указанному нами номеру, и услышали лишь гудки.

- Похоже, мы сами загнали себя в ловушку - слишком много народу звонило на охрану, и номер отключили или просто не берут теперь трубку, - покачал головой Кирилл, - Мы переусердствовали в попытках привлечь внимание, похоже.

"Серверная" стала всеобщим гэгом и флэшмобом: каждый хотел отметиться «в серверной». На anekdot.ru открыли специальный раздел под названием "Мы в серверной", наполненный идиотскими шутками, а в «Историях» половина рассказов была посвящена тому, как кто-то когда-то застрял в серверной с блондинкой (или брюнеткой или шатенкой), ну и все сводилось к понятному результату.

Похоже, длинные выходные вызывают острые приступы скуки, и интернет-обитатели готовы раздувать любую тему. Преведо- и креведко-мания отдыхали по сравнению со всем этим безумием.

Весь интернет радостно развлекался «ф сервирной», но нам от этого было ничуть не легче, даже сложнее. На попытку запостить просьбу о помощи или законтачить по аське или скайпу с кем-нибудь, нас либо сразу посылали в игнор с комментарием "задолбали", либо начинали [очень неумно] стебаться.

В конце концов мы бросили это бесполезное занятие и собрались обсудить текущую ситуацию.
- а) Мы не можем никому сказать, что мы заперты в серверной - это вызывает реакцию, обратную желаемой;
б) Можно предположить, что телефон охраны недоступен, скорее всего, отключен из-за огромного количества звонков;
в) Миша пропал, - перечислил Кирилл и подытожил:
- Мы либо бросаем все это дело и ждем еще 2 суток, пока кто-нибудь не придет на работу, либо продолжаем искать другие пути.
- Делать-то все равно нечего, давайте попытаемся хоть как-то сыграть, - Сергей как всегда, выразил оптимистическую точку зрения.

В общем-то, мы ничего не теряли, пытаясь выбраться отсюда. Стало понятно, что быстрые пути не сработают, и надо подойти к проблеме основательно.

Я давно заметил, что когда пытаешься что-нибудь сделать по-быстрому, получается долго, муторно и обычно не с первой и даже не со второй попытки. А если подходить к делу основательно, не торопясь, то все получается быстро и легко.... если, конечно, дело не было основательно испорчено с первой попытки, как в данном случае.

Размышляя в таком спокойном ключе, я неожиданно вспомнил, что у нас Nokia/Fakia довольно долго стоит на зарядке. Можно было попытаться включить ее и посмотреть там какие-нибудь контакты или заметки, которые могли бы пролить свет на странное Мишино поведение.

Делать все равно было особо нечего, перепалки в комментах с какими-то безумцами мне надоели, и к тому же в серверной было холодно, что обостряло чувство голода.
Слава богу, что у нас хотя бы была вода, которую мы набирали из бачка унитаза и процеживали через найденную тут же бумагу, а потом Сергей засовывал туда два провода под напряжением и слегка искрил, чтобы убить заразу, как он говорил.

Я залез в серверную и посмотрел на Fakia – судя по индикатору зарядки, она зарядилась вполне достаточно для старта, и я включил телефон.
Тут меня ожидал интересный сюрприз: вместо рекламы водки (Connecting people) появился лог загрузки какого-то из вариантов Линукса: черненькие буковки и зелененькие [Ok], которые бодро бежали по экрану. Похоже, это был непростой телефончик.

Я позвал Сергея и Кирилла и мы стали ждать, когда чудо миниатюрной техники загрузится.
Если вспомнить, в 99-м году у меня на столе стоял Pentium-133 c 32Mb на борту, и это было безумно круто и очень быстро (а Квака2 на РиваТНТ! Просто песня!). Теперь в каждом втором телефоне стоит процессор быстрее, памяти тоже больше, а работает всё медленнее, хотя чему там в телефоне работать – записная книжка, браузер и фотогалерея.

Наконец телефон загрузился – и, как ни странно, там не было пин-кода или пароля. Несмотря на то, что внутри Fakia стоял какой-то клон Линукса, интерфейс выглядел довольно обычно, т.е. по-нокиевски непонятно.
Но самое необычное было в том, что телефон ловил сигнал – индикатор показывал то одну, то две палки пчелайна! Несмотря на то, что я всегда был поклонником яичного бренда, тут я почувствовал, что в пчелах все-таки что-то есть хорошее…

Продолжение тут.
Post a Comment