Thursday, April 10, 2008

Трое в серверной, не считая админа. Глава 8. Тестеры и аналитики

Car allowance. Гурии без проблем. Големы. Цех тестирования. Альфа версия в порошке. Отчет об ошибках. Трудная работа. Автосервис. ТЛ. Петрович. Spielhur. Марш Буденного.


Глава 1. Серверная
Глава 2. Админ
Глава 3. Бег на месте
Глава 4. Порнонет
Глава 5. Голубая угроза
Глава 6. Заговор
Глава 7. Неожиданное предложение


Трое в серверной, не считая админа. Глава 8. Тестеры и аналитики

Пока мы ехали, я взялся рассмотреть оффер-леттер. Беглый просмотр не выявил никаких конкретных цифр, в основном куча слов о величии Компании, невероятном счастье в ней работать и здоровенный дисклеймер, что письмо не является контрактом и окончательным приглашением на работу.

- Позвольте, а сколько денег предлагаете?, - спросил я. - Тут ничего про это не написано.
- И ничего нет про медицинскую страховку, отпуск, продолжительность рабочего дня и car allowance, - добавил Кирилл, искушенный в этих делах. - А еще интересует возможность relocation и если да, то покрытие расходов на него, а также транспортные расходы, количество командировок и компенсация за них... возможность выбора авиакомпании-перевозчика... я бы предпочел никакой Дельты, например.

Герберт ухмыльнулся:
- С нашей компанией не торгуются.
- Но позвольте, это рабство какое-то. - возмутился Сергей, – Вы тут людей механическими хреновинами таскаете, за это самое подвешиваете, за это молоко давать надо как минимум! За вредность, так сказать...
- Ну, к вашему сведению, все работники IBM – добровольцы, - ответил Кеворкян. - А кодеры вообще с огромным конкурсом проходят.
- Чем же вы их таким купили? - удивился Кирилл, - Ну и тем более имеет смысл поторговаться.
- Ну, - пожал плечами Кеворкян, - вы стали бы торговаться о кар аллоуэнсе со святым Петром у ворот Рая?
- Разве IBM можно сравнить с раем? - спросил я
- Нет, - ответил Герберт, - у нас лучше. Веселее и нет заморочек насчет гурий.

Похоже, он был истинным фанатом своей компании. Я решил зайти с другой стороны:

- Герберт, смена работы это вопрос непростой, кому как не вам, эйчарам, это понимать, - тут я изобразил выражение лица №2, которое очень помогает при общении со значительными персонами (или таковыми, кто воображает себя значительной персоной), и продолжал, - Нам хотелось бы узнать поконкретнее, что предлагает компания в качестве компенсации... хотя в общих чертах.

- Ну, если очень в общих, - сказал Герберт, на которого, похоже, вполне подействовало выражение лица N2, - то всё.
- Это как – всё? - переспросил я.
- Всё – значит всё. Ф-СЁ. - по буквам произнес Кеворкян. - Виллы, машины, личную яхту open-класса. Перелёты только бизнес-джетами. Relocation обязательно, мы не оставляем своих сотрудников в клоаках мегаполисов, там им трудно прожить достаточно долго, чтобы окупить вложения.
- Но у вас же есть офис в центре, разве нет?
- Да это фальшивка для отвода глаз, по факту там только ресепшен и хаб.
- А сотрудники, которые каждый день приезжают туда на работу? - спросил я. - Я как-то был там, видел, что вся парковка забита голубыми фордами.

- А, в основном там големы и фальшивые сотрудники, ну и немного моих эйчаров, - махнул рукой Герберт, - а после последнего сокращения мы просто наняли уборщиков из ресторана внизу, на полставки, чтобы они занимали парковку и имитировали бурную деятельностью.

Тем временем мы подъехали к большой двери, похожей на ту, что была у программистов, только она была оббита каким-то мягким материалом.

- Так, приехали. Вылезайте, - скомандовал Кеворкян, - Только предупреждаю, не делайте резких движений и не шумите, тестеры очень нервные... и ценные.

Затем он проделал те же манипуляции, что и у дверей цеха кодирования. Двери растворились бесшумно, и вместо Rammstein оттуда послышалась тихая музыка в стиле лаунж. Двигаясь по цепи, мы вошли в большое светлое помещение.

Обстановка была, если так можно выразиться, гламурной. Вдоль стен стояло большое количество диванчиков, обитых светлой кожей, везде стояли пуфики, низкие столики... Там и сям на диванчиках сидели люди, между ними сновали официанты (?) с подносами.

На ближайшем диванчике сидели два бледных, слегка одуловатых человека, изрядно лысеющих... Один был одет в расшитую гавайскую рубашку, а второй в нечто вроде стилизованного военного мундира и берет с вышитыми буквами SOA, только почему вместо брюк на нем были шорты. К ним подошёл официант и поставил перед каждым из них по стандарному ДВД боксу, на котором было написано что-то вроде Alpha 8.63.2.436.

Тот, который был в мундире, деловито раскрыл коробки. В коробке оказался маленький бумажный пакетик, пара салфеток и еще что-то.

С возрастающим удивлением я наблюдал, как он протёр столик салфеткой, потом из бумажного пакета высыпал какой-то белый порошок, свернул бумажку в трубочку, и после этого классическим (известным всем по фильму "Криминальное чтиво") движением вынюхал весь порошёк. Его товарищ повторил операции, и они, закрыв глаза, откинулись на спинку дивана.

- Что это за..., - хотел было спросить Сергей, но Кеворкян шикнул на него и приложил палец к губам. Мы молча стояли и ждали.

Примерно через минуту к наркоманам (?) подошел официант с блокнотом и аккуратно кашлянул. Тот, который был в берете, открыл один глаз и сказал:
- Ну что ты тут орешь?
- Ну, это... - официант смутился, - Как прошло?
Второй открыл глаза и сказал:
- Опять с конфигурацией базы данных напортачили - кластеризацию не включили. Ну и по гую масса вопросов, как обычно.
Тот, который в берете, добавил:
- Алиасы в национальной кодировке не работают, при наличии спецсимволов парсинг сбивается, при переключении задач...

Официант быстро кивал головой и записывал в блокнотик.

-О, отчет готов, - сказал тот, который в берете, - Сейчас достану...
Он кряхтя полез в штаны, покопался там и достал что-то вроде большой, сантиметр наверное в диаметре, таблетки. Я даже побоялся предположить, откуда он ее доставал. Но официант, казалось, был недоволен.
- И как это употреблять? Она же огромная...
- А ошибок надо меньше делать!, - вдруг заорал на официанта человек в гавайской рубашке, - Пусть сами садятся и сами жрут что понаделали, багоделы скарабейные!!! Замкнутый цикл тебе в задницу и ватерфолом, ватерфолом!

Герберт тут же схватил нас за шкирки и стал выталкивать из зала. Оглянувшись, я успел заметить как "официант" униженно извиняется перед тестерами, а те сообща орут на него. Музыка лаунж зазвучала чуть громче и крики истерики стихли в ее волнах - похоже, зал был оборудован системой активного шумоподавления.

- Да, с тестерами нелегко, - предупреждая наши вопросы, сказал Кеворкян. - Но один такой заход нелинейного тестирования позволяет отловить до 90% всех проблем. А в мелкодисперсном виде ПО лучше всего усваивается, и сразу в мозг.

- А что это за официант?- спросил Кирилл
- Какой официант? А, это начальник отдела тестирования. Я же говорю - работа нервная. Но, - Герберт не смог удержаться от профессиональной лжи: - очень престижная.

Затем мы опять погрузились в тележку и поехали дальше. Проехали совсем немного, свернули за угол, и Кеворкян опять выгрузил нас, прицепил к цепи и построил перед дверью.

- Вопросов лишних - не задавать. Вообще лучше молчать, если что то захотите сказать, то формулируйте предельно, повторяю, предельно ясно, - провел он краткий инструктаж, - Аналитики - ребята суровые, чуть что - ух.

И он провел рукой по горлу. Морально подготовившись ко встрече с монстрами аналитики, мы зашли в цех аналитики.

Сначала я подумал, что мы ошиблись дверью. Мы оказались в помещении, напоминающем сборочный цех для небольших самолетов. Посреди помещения стоял какой-то здоровенный аппарат брутального вида, весь опутанный кабелями, масляными шлангами, в таком индустриальном антураже, знаете ли.

Возле аппарата стояли два мужика в промасленных синих спецовках и курили "в сторонку", ноги еще одного торчали из-под аппарата.

Я мог бы поклясться, что это напоминало ремзону какого-нибудь автосервиса средней руки. Это ощущение усилил крик, раздавшийся из-под аппарата:
- Дайте ключ на 12, едрить твою в качель, дармоеды! Кончай перекур!
- Да не шуми, Петрович, - лениво ответил один из куривших и, не торопясь, передал требуемый ключ.

Мы, гремя цепью, подошли поближе к работягам, те без любопытства поглядели на нас и отвернулись. Герберт вышел впереди заискивающе произнес:

- Добрый день, коллеги. Вот, кандидаты у нас...
- Точнее?, - лениво бросил один
- Прошу показать пример вашей работы, - четко отбарабанил Герберт.
- Дык, - второй показал на лежащего Петровича, - Задача выполнена, вот пример проведения ТО на ТЛ.
- Э, - нервно улыбнулся Герберт.- Нам бы что-нибудь позрелищнее, более типичное.
- С каким коэффициентом типичности? - спросил первый. Герберт впал в ступор.

Положение спас Петрович, который вылез из-под аппарата и сказал:
- О, свежие кандидаты? Сейчас на них ТЛ проверим. Заводи аппарат, мужики!

Мы переглянулись и заволновались. Ни "аналитики", ни их загадочный аппарат не внушали никакого доверия, а мысль его проверять на себе вызвала острый прилив тревоги.

- О, замечательно, - засуетился Герберт, - Уникальный шанс, ребята, попробуете телепатический локатор в действии.
- Чего-чего? - спросил я, - Какой локатор?
- Телепатический локатор, - пояснил Петрович, вытирая руки ветошью.- Основной инструмент аналитика, позволяющий напрямую извлекать технические требования из головы заказчика.

Мы посмотрели на аппарат. Скорее он выглядел как гидравлический пресс, чем как нейрохирургический инструмент.

- Э, а каков принцип действия? - поинтересовался Кирилл
- С какой целью задаете вопрос? - задал встречный вопрос Петрович
- Ну, интересно, знаете ли, - пожал плечами Кирилл
- Промышленный шпионаж? - прищурил глаз второй аналитик
- Нет, нет... Но хочется узнать, насколько это опасно? - спросил Кирилл.
- Для кого опасно и что? - уточнил Петрович, - Определите критерий чрезмерной опасности?
- Для испытуемых, конечно, этот... локатор - сказал Кирилл, - ну, и опасность... Какова смертность... в наихудшем случае. Или травматичность?
- Коээфициент смертности 0.3% - сказал Петрович. Заметив, что мы отшатнулись, он пояснил:
- К сожалению, аппарат автоматически утилизует респондентов со слишком высоким отношением самомнения к познаниям. По факту только пару раз было, последний раз проскочил выпускник MBA Южнобутовского кулинарного техникума, а стажер был у аппарата, не распознал. Но статистику испортили. Но вы-то вроде не похожи на надутых дураков, а?

Мы в целом согласились с утверждением, но было всё равно несколько неуютно.

- Да вы не бойтесь, - добавил второй. - Он нормально работает, мы сейчас подкорректировали контур отстройки от излишней сексуальности. Как раз делали проект для цементного завода, и тут один молодожён затесался в анализирующиеся, так в результате всё ТЗ было забито эротическими минитюарами.
- Ну, по весне еще похлеще бывает, - добавил Петрович, - Такая порнография лезет вместо аванпроектов... ух. Вся работа стоит... В переносном смысле, естественно.

- Мы вас на абстрактные творческие способности прогоним, - сказал первый аналитик. - Стихи там, песни. Стандартный тест, это быстро.

Они включили аппарат. Откуда-то из середины выехало кресло, напоминающее зубоврачебное, со шлемом наверху, Петрович залез куда-то внутрь, в тесную каморку с чем-то вроде пульта.

Первым туда посадили Кирилла, крепко пристегнули и накрыли шлемом. Телепатический локатор зажужжал, потом что-то закрутилось у него внутри. Судя по напряженному лицу Кирилла, он ожидал какой-то гадости. Но ТЛ пожужжал и выключился, Кирилла отвязали. C видимым облегчением он вылез из кресла.

- Ну как?, - спросил я его. Он пожал плечами: - Ничего особенного не чувствуется.

Петрович вылез из аппарата с распечаткой и со словами "Ну, ты силён, брат", протянул распечатку нам. На распечатке было написано:

Ein kleiner Mensch stirbt - nur zum Schein
Wollte ganz alleine sein
Das kleine Herz stand still für Stunden
So hat man es für tot befunden
Es wird verscharrt in nassem Sand
Mit einer Spieluhrin der Hand


- А что это значит? - спросил Кирилл

- Сложно сказать, -ответил Петрович, - но явно посильнее Фауста Гёте. Вы если что, к нам работать приходите, завсегда рады будем. Герберт, ты там отметь особо.

Герберт согласно покивал.

Потом посадили меня. Я как-то сразу понял, что с этим телепатическим локатором не сойдусь характером - мне претила мысль, что эта штука будет копаться у меня в голове. Локатор гудел, как мне показалось, громче и дольше, и потом как-то заскрипел, загудели и вдруг начал постукивать.
- Опять затроил, зараза, - воскликнул Петрович.

Меня высадили из кресла, а аналитики столпились у локатора, что подкручивая. Наконец Петрович вылез с распечаткой из аппарата и протянул её нам с комментарием "Какие-то помехи, похоже, опять сломался, но что-то вроде есть". На распечатке значилось:

Мы – красные кавалеристы,
И про нас
Былинники речистые
Ведут рассказ:
О том, как в ночи ясные,
О том, как в дни ненастные
Мы гордо,
Мы смело в...


- Эх, чего-то недокрутили, - вздохнул первый аналитик и потушил свою цигарку. -Ну что, светит переборка нейротрансмиссии, коллеги?

И аналитики углубились в разговор, изобилующий столь непонятными и труднопроизносимыми терминами, что мы поняли, что пора удаляться.

Конец 8-й главы
Продолжение тут.
Post a Comment